25 сентября 2018, 1:56
Распечатано с http://www.sojuzpushnina.ru/ru/c/203/spetsialynyy_reportazh_o_rossiyskom_mehe:_gora_r.html

Главная :: Новости :: Пресс-дайджест
«Специальный репортаж» о российском мехе: гора родила мышь!

5 апреля на ТВ прошла программа о российском мехе, предваряемая загадочными анонсами, обещавшими раскрыть все тайны отечественного мехового бизнеса. Что же произошло в реальности?

5 апреля на ТВ прошла программа о российском мехе, предваряемая загадочными анонсами, обещавшими раскрыть все тайны отечественного мехового бизнеса. Слухи множились, разрастались и стали напоминать миниатюрную ядерную бомбу. Что же произошло в реальности?

Началась эта история загадочно и вполне по законам жанра. Сначала пошли слухи, что первый канал готовит ТВ программу о мехах из серии то ли «чрезвычайное», то ли «специальное» расследование, в которой «очень специальный» корреспондент раскроет все тайны российского мехового бизнеса. А поскольку известно, что журналисты бывают подчас не очень требовательны к качеству собираемых материалов, а нередко вообще склонны искать «жареные» факты, то новость о подготовке такого сюжета мгновенно стала обрастать самыми необычными слухами. Слухи были усилены загадочными анонсами на первом канале, ежевечерне обещавшими раскрыть все тайны отечественного мехового бизнеса. В результате одни верили, что в передаче будут показаны «закрытые склады», на которых будто бы лежат миллионы тонн еще советской пушнины, спрятанной от российского народа. Другие ждали, что передача «назовет поименно» всех, кто имел отношение к разграблению меховой социалистической собственности в 90-х годах. Слухи множились, разрастались и стали напоминать миниатюрную ядерную бомбу: «Вот сейчас ка-а-а-к шарахнет!». Масса толков и пересудов привела даже к тому, что на одном пушном аукционе у одного из посетителей даже изъяли видеокассету, на которую он заснял торги и по ходу дела обмолвился, что это «для общего дела» - дескать, «вас еще и по телевизору покажут, мне же спасибо скажете...». То есть слухи ходили давно, были яркими и подробными. И, как подобает всем слухам, были исключительно «из самых надежных источников».
И вот наступил вечер 5 апреля, и заинтригованная донельзя пушно-меховая общественность припала к «голубому экрану», чтобы в передаче «Специальное расследование: мир кожи и меха» узнать всю правду. При этом надеясь, что или во время, или сразу после этой телепередачи все изменится: или вся Россия выйдет на демонстрацию в поддержку российских меховщиков, или, наоборот, как говорится, всем «достанется на орехи». И вот программа началась. Меховщики затаили дыхание... Сейчас взорвется информационная бомба... И вдруг... Что произошло? Да НИЧЕГО! То есть АБСОЛЮТНО НИЧЕГО! Вместо информационного взрыва получился информационный пшик. Под многообещающим названием «Специальное расследование» оказалась заурядная передача о ситуации, возникшей в меховой отрасли России в 90-х годах прошлого века, полная банальностей, передергиваний и пустых мест.
Мы оставим «за скобками» сентенции авторов о том, будто «пушные аукционные торги в Санкт-Петербурге ведутся на английском и китайском (!) языках». Или о том, будто «один японец (!) купил на аукционе в России соболя по цене больше 8000 долларов за шкурку (!), и по приезде назад, в Японию, его за это выгнали с работы (!)». Многие «факты», приведенные в программе, мягко говоря, не соответствуют действительности. Но мы не об этом. Оставим эти факты и их трактовку на совести авторов программы, которые не смогли или не потрудились вникнуть в суть проблем, существующих в меховой отрасли. Попробуем посмотреть на эту передачу с точки зрения простого потребителя, который в «Мире кожи и меха» что-то увидел под видом «специального расследования». И что же он увидел? А увидел и услышал он суждения известных и уважаемых в меховой отрасли людей (которых в программе назвали «экспертами пушно-меховой отрасли России»), которые говорили о том, что звероводство в России практически уничтожено. О том, что без государственной поддержки нереально не то что «обогнать Америку» в производстве меховых шкурок, но и просто сохранить племенной генофонд зверопоголовья. И если прямо сейчас не предпринять решительных мер, то отрасль, в лучшие годы приносившая до 15% годового дохода СССР, полностью угаснет, и для ее восстановления уже ничего не удастся сделать.
Так это и так ЗНАЮТ ВСЕ, хоть какое-то отношение имеющие к меху, это уже почти банальность, тут ничего не нужно расследовать, чтобы это выяснить! Именно об этом постоянно говорятся на многочисленных собраниях и заседаниях своих союзов звероводы и меховые промышленники. Было также сказано, что многим зверохозяйствам, чтобы свести концы с концами, приходится находить альтернативные (непрофильные) способы заработка. Это тоже не секрет и не открытие. Просто теперь уже и с экрана было рассказано о тех проблемах, которые уже много лет беспокоят меховщиков, и без решения которых нельзя надеяться на возрождение российского звероводства. Тогда возникает другой вопрос. Если «специальное расследование» раскрыло секреты, которые давно знали все меховщики, то может, он адресована рядовым зрителям? И теперь проблемы выносятся на суд всего общества? Именно поэтому профессионалы-меховщики смотрели телевизор и пытались предугадать реакцию отечественного потребителя мехов: какую из точек зрения, высказанных в этой программе и касающихся вывода российского звероводства из кризиса, он примет?
Я обсуждал этот вопрос со многими меховщиками, смотревшими передачу. Сколько людей, столько и мнений. Кто-то сказал, что это нормальная практика - для решения проблем привлекать общественность (чтобы «надавить» на правительство), кто-то называл эту передачу подковерной борьбой меховых корпораций, или «специальным заказом» какого-то мехового lobby... Но все почему-то решили, что вот теперь зрители вникнут в проблемы и что-то в российской меховой отрасли изменится к лучшему: или правительство обратит внимание на нее, или в какой-то части мехового рынка (того, кто лоббирует с помощью этой передачи свои интересы) появится оживление. Вынужден разочаровать читателей: ни того, ни другого, ни чего-либо третьего не произойдет. И дело здесь совершенно не в том, что именно говорили уважаемые эксперты. Они говорили очень важные, нужные слова. С искренней уверенностью, что передача поможет развитию меховой отрасли. Более того, если бы эти слова высказывались в какой-нибудь «Парламентский Час», то они бы реально могли сдвинуть с места огромную бюрократическую машину российского правительства. Но увы, для обсуждения этих вопросов была выбрана передача не с тем названием.
Что же увидели простые телезрители, не знакомые с проблемами меховой отрасли? Им сообщили: звероводческая отрасль в России гибнет. Зверохозяйства закрываются. Аукционы полны коррупционеров. Меховщики обеспокоены и апеллируют к общественности. Продвижению именно этой идеи было посвящено более двух третей времени телепередачи. Но все это ПРОШЛО МИМО сознания зрителей. Они это УВИДЕЛИ, но НЕ ЗАПОМНИЛИ. Не это заставили их запомнить авторы передачи. Когда я спрашивал простых зрителей, видевших это «специальное расследование», что им запомнилось, то все в один голос сказали: «Лисичку жалко!». Почему? А потому, что несколько раз за передачу людям показали во весь экран грустные глаза серебристо-черной лисицы, которую сердобольный зоотехник тыкал мордой в камеру и речитативом приговаривал что-то вроде «...Ну что же ты, моя хорошая? Моя краса-а-авица, моя у-у-у-мница...». Пристальный взгляд печальных глаз с экрана, негромкий голос за кадром, повторяющий одни и те же жалостливые слова... И сразу следом за этими кадрами - ворох шкур на аукционе. Вот что запомнилось потребителю. И не более того. И если вы теперь скажете, что после такого экранного гипноза продажи шуб и шапок (неважно каких - отечественных ли, зарубежных ли, дорогих ли, дешевых ли) в России повысятся, то вы безнадежный оптимист.
Поймите правильно - проблемы развития меховой отрасли России простому потребителю шуб и шапок, что называется, «по барабану». А запомнит он кадры, которые в лучших традициях использования приемов нейролингвистического программирования (или так называемого «эффекта 25-го кадра») были вырваны из контекста и подмонтированы в сюжет. И вот именно эти-то кадры нанесли удар по всему меховому бизнесу России. Удар, может быть, и невольный. Более того, я даже почти уверен, что этот гипнотический эффект получился у авторов случайно, они ведь «хотели как лучше». Но именно из таких случайных сюжетов и складывается общее негативное отношение потребителя к продукции отрасли.
Я уважаю мнение всех экспертов, выступивших в передаче. Они сказали правильные и важные вещи, которые реально могут помочь вывести меховую отрасль из кризиса. Но печальные глаза лисицы, которые показали авторы передачи, перечеркнули весь смысл этого конструктивного обсуждения. Сейчас этот удар по отрасли получился случайно, очевидно, из-за некомпетентности авторов передачи. А что будет, когда завтра этим займутся профессионалы по формированию общественного мнения?
Мягкое золото